Tuesday, August 7, 2012

Индийцы в Уганде: 40 лет спустя изгнания диктатором Амином

Ugandans arrive at Stansted Airport, UK
Рупал Раджани, Би-би-си

40 лет тому назад генерал Иди Амин изгнал из страны всех жителей индийского происхождения.

Что изменилось с тех пор?

По улице бежит насквозь промокший, смеющийся мальчик. Когда в Уганде идет дождь, то это настоящий ливень. В городе Джинджа улицы сразу же пустеют. Но все рады.

В отличие от Британии, здесь никто не жалуется на дождливое лето. После дождя становится прохладно, воздух свеж, и проходит ливень довольно быстро.

Выходцы из Уганды чаще всего вспоминают именно об этом. О постоянстве климата.

"Там никогда не бывает слишком жарко" – говорят они. "Там всегда тепло, может быть время от времени по вечерам приходится надеть свитер, но это все".

Именно этого больше всего не хватает выходцам из Уганды.

Когда я приземлилась в аэропорту Энтеббе, я сама не знала, чем закончится моя поездка.

Я решила поехать в Какиру, на сахарную плантацию, где я родилась.

Я надеялась, что если мне повезет, я встречу там людей, которые помнили бы мою семью и родственников. Они жили там до тех пор, пока в 1972 году Иди Амин не выгнал всех нас из страны.
  • В 1972 году угандийцам индийского происхождения было дано 90 дней для того, чтобы покинуть страну.
  • Генерал Иди Амин распорядился о высылке из страны всех 60 тысяч лиц индийского происхождения. Примерно половина из них приехала Великобританию.
Текущие по щекам слезы

Тогда мне было всего два года, так что я мало что помню. Встречные должны были мне помочь восстановить собственное прошлое. То, что я увидела в Какире, меня глубоко потрясло.

Я в первый раз увидела магазин, который принадлежал моему отцу. Магазин закрылся после того, как нас выслали, и вновь открылся лишь шесть лет тому назад.

Я не знаю, как описать свои собственные чувства, когда я вошла в магазин. Текущие по щекам слезы говорили сами за себя.

Я смотрела на прилавок, за которым столько лет стоял мой отец, и вдруг поняла, что практически весь интерьер не изменился с тех самых пор. Может быть это звучит глупо, но я почувствовала его присутствие.

В голове у меня была лишь одна мысль: как бы сложилась моя жизнь, если бы нас не выгнали из страны?

И тогда я задала себе гораздо более сложный вопрос. Почему нас изгнали?

За что нас изгнали

Некоторые говорят, что тогда в Уганде было слишком большое неравенство между африканцами и индийцами. До 1972 года примерно 90% экономики страны находилось в руках выходцев из Индии. Вопрос – относились ли они справедливо к местному населению, или просто выжимали все, что могли из экономики для свой собственной выгоды?

Я не думаю, что если мы остались в стране, я бы радовалась, смотря, насколько хуже живется угандийцам африканского происхождения.

Я задавала вопрос об экономическом неравенстве много раз – в Кампале, в Джиндже, и в Какире, где сахарная плантация вновь принадлежит семье индийского происхождения. Члены семьи Мадхвани решили вернуться в Уганду.

Согласия по этому вопросу я не нашла. И если честно, я и не ждала этого.

Некоторые, как например британский журналист индийско-угандийского происхождения Ясмин Алибхай-Браун, говорят, что многие индийцы в Уганде были просто расистами. Они никогда не считали, что африканцы им ровня.

По ее словам, выгонять индийцев было непростительно. Но Ясмин уверена, что сегодня пришла пора спросить: "Почему, когда Иди Амин нас выгнал, многие этому радовались?".

Другие говорят, что тот факт, что экономика страны развалилась после того как мы уехали, свидетельствует о том, что мы играли важную роль в развитии страны. При этом африканцы, которые работали на индийцев и знали их, не чувствовали никакой неприязни.

Бывший магазин моего отца сейчас принадлежит Ферузу и его жене. Они переехали в Уганду из Индии, в надежде на лучшее будущее. Точно также сделал в свое время мой отец и тысячи других индийцев.

На вопрос об отношениях между индийцами и африканцами Феруз говорит, что все хорошо. Он и его жена очень положительно отзываются о своем новом доме. Им нравится стиль жизни, климат и местные жители.

Повторится ли история?

Я задавала вопрос про неравенство тем немногим угандийским индийцам, которые решили вернуться в Уганду, через много лет после того, как их оттуда изгнали.

В Джиндже я жила в гостинице, которая принадлежит человеку, чью семью выгнали из Уганды 40 лет тому назад.

Сурджит Бхардж говорит, что решил вернуться в Уганду, так как у него остались очень хорошие воспоминания о стране. Кроме того ему просто надоело жить в Британии, и он хотел чего-то нового в жизни.

Думает ли он, что стал частью местного общества, и что он одинаково относится к угандийцам любого происхождения? На оба вопроса Сурджит отвечает: несомненно, да! Он обучает всех своих сотрудников вне зависимости от цвета кожи.

Когда я напоминаю ему про старые обвинения, что индийцы заботятся лишь о себе, а не о стране, он повторяет, что это не так. Он платит все налоги, а его жена основала детский дом для местных сирот, и помогает им найти новых родителей.

По его мнению, новая волна иммигрантов приезжающих из Индии, лучше знает страну, и относится к местным людям как к равным.

Но считает ли он Уганду своим домом?

"Не навсегда" – говорит он. "Я всегда боюсь, что 1972 год может снова повториться".

No comments: